Подсознание – инструмент

— Почему подсознание — зло? — удивился Сэнсэй. — Подсознание — это всего лишь инструмент. Скажем даже ещё точнее. Подсознание — это материал, из которого делают инструмент. А что захочет человек сотворить себе из этого материала и как он будет пользоваться данным изделием  — это уже личное дело каждого, дело его выбора.
Из того же металла, к примеру, при желании можно сделать оружие, чтобы использовать его для уничтожения себе подобных. А можно сделать из него, к примеру, ложку, то есть весьма необходимый предмет для использования в повседневном быте. — Говоря это, он показал ребятам свою ложку. В это время Володя вновь  украдкой почерпнул варенье из банки, которую продолжал держать в руках Сэнсэй. —Ложка из этого металла придумана и создана для удобства насыщения плоти жизненно необходимой пищей, а порой и весьма приятной пищей.

— М-да, — поддакнул Володя и проглотил одним махом содержимое в своей ложке, а потом, выждав пока Сэнсэй снова заговорил, украдкой потянулся за следующей порцией.
— …А автомат Калашникова, сотворённый так же из металла, сделан для того, чтобы убивать людей. Но супчик им не похлебаешь, да и варенье им не очень-то удобно кушать.
— Угу, — вновь довольно кивнул Володя, удачно завершив свою очередную «тайную вылазку».
— Так и подсознание. Всё зависит от намерений и желаний человека, — заключил Сэнсэй.
— Да, но Ариман ведь тоже говорил и довольно убедительно, что подсознание можно использовать для достижения духовного, — не унимался Андрей, жестикулируя руками. — И даже медитации для примера приводил! Получается, он ведь тоже пользовался ложкой, а не автоматом Калашникова. — И чуть ли не с претензией заявил: — В чём же тогда разница?!
— В чём разница, говоришь? — устало промолвил Сэнсэй, очевидно замучившись объяснять и так очевидное.
И здесь Сэнсэй, сидя за столом и держа в одной руке баночку варенья, а в другой ложку, неожиданно сделал резкую подсечку Андрею, да так, что у того ноги взлетели вверх. И тут же, как только перепуганный парень приземлился на песок, нанёс ему имитирующий удар в глаз, да такой молниеносный, что рука Сэнсэя с рукояткой ложки замерла буквально в миллиметре от глаза Андрея. Всё случилось настолько стремительно, что опешивший парень даже не успел отреагировать. Он лишь сильно зажмурил глаза от страха. И это, со всеми его «боевыми навыками»,  была единственная защита от такого внезапного нападения.

Сэнсэй же очень отчётливо произнёс, обращаясь к Андрею:
— Как ты думаешь, если я приложу усилие в тридцать килограмм, не меняя траектории данного предмета, то что будет?
Мы с Костиком замерли в растерянности от этого происшествия, не зная, что и подумать, не говоря уже об Андрее. У того вообще все лицо вмиг перекосило в паническом страхе от таких слов Сэнсэя, даже проступили капельки пота, видимо от чрезвычайного волнения. Володя же, пользуясь моментом, быстренько взял у Сэнсэя баночку с вареньем и как ни в чём не бывало спокойно пробасил, ускоренно поедая сладость.
— Ложка свободно пройдёт через орбиту правого глаза и повредит лобно-теменную область головного мозга. Вывод: летальный исход обеспечен.
— Правильно, — сказал Сэнсэй, не сводя глаз с Андрея, точно это был его ответ.
И по-дружески похлопав его по плечу, помог подняться с песка. Андрей, видимо с перепуга от такой неожиданности, выглядел как гипсовый постамент. Сэнсэй сел за стол, как будто ничего не случилось, и промолвил:
— Ложка — это всего лишь инструмент. Так что даже такой благородный инструмент можно превратить в весьма опасное оружие.  — И тяжко вздохнув, с сожалением глянул на опустевшую под Володиным прытким натиском баночку из-под варенья.— А что, вареньица больше не осталось?
— Не-а, — усмехнулся Володя, облизывая свою ложку. — Я ж не виноват, что ты отвлекаешься по всяким пустякам. А варенье — это продукт «скоропортящийся»: не успеешь его открыть, как скоренько слетаются мухи и начинают его портить. Так что, кто успел, тот и съел.
Сэнсэй улыбнулся и произнес:
— Володя, а как же «поделись с ближним»?
— Делиться с ближним надо. Но в большой семье, е… — И мельком, глянув на меня, тут же поправился. — Ну, не моргай в общем, не отвлекайся я хотел сказать, когда ешь.

Из книги Анастасии Новых «Сэнсэй. Исконный Шамбалы». Часть IV

Поделитесь с друзьями
Предыдущая запись
Тайные общества мира. Архонты
Следующая запись
Бодхисатвы Шамбалы
Вам может быть интересно

Добавить комментарий

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес e-mail.

Меню