Мой бывший Ученик. Проза о жизни и смерти

Одинокий домик на краю леса, как сторожевая застава на перекрестье миров, между пристанищем человека и лоном природы этого мира. В камине мирно потрескивали поленья, цветы огня своим присутствием порождали причудливую игру теней.

Учитель созерцал танец пламени догорающего очага. Некогда цветущее древо, закалённое водой и ветром и впитавшее в себя силу земли, перед его взором преображалось этим пламенем в прах и пепел, проявляясь теплом, согревающим жизнь.

Когда-то в тени этого древа, он, будучи мальчишкой играл с братьями, до заката дня. В тени этого древа будучи юношей писал первые строки простой земной любви, адресованные его возлюбленной. В тени этого древа, будучи человеком, выбравшим Путь, начал постигать безграничность своей природы, на перекрестье миров, в одном из которых он лишь гость. Древо было молчаливым свидетелем его открытий, его борьбы. И в срок, отмеренный природой, лес отдал древо. В один миг перед внутренним взором учителя промелькнула вся вереница событий, до того момента, как последний цветок пламени растворится в ночной тишине и очаг угаснет в алых полутонах углей.

Разум заполняла звенящая тишина, гладью озера отражая словно в зеркале, покой и безграничность души. Капля упавшая с неба породила круги на воде и волной присутствия проявилась во внешнем мире. Учитель обратил взор к этому присутствию, и увидел, в бликах догорающего огня силуэт, сотканный из тени ночной тишины. Он знал, всё что будет происходить сейчас, случится за гранью времени и привычного мира…

Мы сами порождаем свою судьбу. Каждый раз совершая выбор, совершая действие, тысячи невидимых нитей сплетаются в единый узор событий, порой взор наш не способен охватить всю картину причин и следствий, связанных воедино тем, что мы называем Судьба. Обыденный разум видит лишь короткий путь в лабиринте событий, и едва может соединить лишь ощутимую причину со следствием в ограниченном промежутке времени. Учитель перешагнул порог обыденного восприятия, и в один миг он узрел всё и сразу в этом моменте.

В те давние годы, когда Боевые Искусства вдохновляли горящие огнем познания юные сердца, он уже был Мастером боя. Сотни учеников воспитывали свой Дух и тренировали свою плоть в стенах зала в котором он преподавал. Он в совершенстве владел приемами единоборств, владел секретами достижения измененных состояний сознания, владел техниками медитаций, но не имел в те годы самого главного – безграничной Любви. Он был примером воина, был примером мастера, но не ведал тогда в полной мере, что порождает он.

Сейчас Учитель видел и чувствовал, понимая всё. Гордыня, ослепившая внутренний взор души была проводником его деяний в те времена. Он превозносил себя и учительствовал от Гордыни, порождая гнев и ярость, порождая беспощадность в тренировках, порождая самоотверженность в стремлении к достижению результата. Преодолевая страх смерти, преодолевая естественный предел, преодолевая оковы обыденного разума, ученик за учеником постигали его Искусство. В то время он еще не Видел, что происходит в глубине души каждого. Он не мог быть примером созидания и Любви, он не мог быть примером радости и покоя, он не мог быть примером безграничного прощения и Мира, потому что сам не являлся этим, и он не мог этому научить других.

Война, спровоцированная кукловодами закулисных событий, разделила мир на две стороны, и некогда единое Учение об искусстве боя стало оружием машины войны. Тысячи жизней, тысячи судеб, сгорали в этом огне. Закрыв глаза еще одному ученику, покинувшему этот мир, сердце Учителя пронзила безграничная боль. Боль ясности и боль осознания плодов своих деяний. Боль разума, опалённого огнём души, через которую к каждому хотя бы раз приходит в Жизни шанс. Боль прошлого, в котором он сеял семена, не ведая об урожае, который придется потом пожинать.

– Прости, Учитель, я лишь солдат, который выполняет приказ.

Это был миг, в привычном времени мира, но Учитель прожил эту Жизнь заново, в состоянии перехода из мира теней в мир безграничного Света. Растворяясь в истинном покаянии, открывшись безграничной Любви творца, он обрёл покой души. В камине истлевали остатки былого очага, алый цвет сменялся черным, из дома на краю леса уходило тепло. Из тела учителя с последним стуком сердца уходила Жизнь. В разуме промелькнула последняя мысль: – Прощай, мой бывший Ученик. Дом погрузился в долгую зимнюю ночь, и уже некому в нём было видеть, как тень присутствия растворилась в ночной тишине.

Поделитесь с друзьями
Предыдущая запись
Меч предков [Matrix has you…]
Вам может быть интересно

Добавить комментарий

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес e-mail.

Меню